Гастроли добрых дел


alt

В школе с театральным уклоном №136 г. Минска есть преподаватель Вадим Сергеевич Азаров. Не первый год он ведёт театральную студию на базе школы и занимается благотворительностью. Причём занимается ею он не один.

Некоторое время назад Вадим Сергеевич подключил к этому делу ребят театральных классов. И теперь учитель со своими учениками на регулярной основе выезжает с благотворительными спектаклями и концертами в различные детские учреждения: интернаты и центры реабилитации.

– С чего всё началось? Как Вы пришли к тому, чтобы начать делать такие благотворительные постановки?

– Конечно, со своим заработком педагога я не думал о какой-то грандиозной помощи. Раньше у меня были только попытки благотворительной деятельности в виде денежных перечислений в банках. Когда я где-нибудь вижу объявление, например, что ребенку требуются средства на лечение или операцию, и если есть номер счёта, то я перечисляю какие-то деньги. Разумеется, суммы там незначительные. Казалось бы, что это всё такая ерунда, но я надеюсь, что так по крупице от множества людей в итоге мы кому-то помогли. И я не считаю, что это сложно - отправить небольшую сумму. Допустим, я не могу тысячу долларов пожертвовать, потому что у меня нет таких денег, но десятину от своей зарплаты я могу отдать на благотворительность. Если собрать таких, как я, десять человек, и каждый из нас десятиной сложится, то выйдет уже тысяча долларов на доброе дело.

Как пришёл к идее активной благотворительности: вечером сидел дома, обдумывал репетиционный процесс на завтра, а по телевизору шла передача, в которой говорили о людях, которых уже, к сожалению, нет с нами, - известных актёрах и ученых. И оказывается, что они переводили в качестве благотворительной помощи нуждающимся огромные суммы денег. И я подумал, почему бы нам не сделать хотя бы маленький вклад, именно нашей компанией. Родилась определённая идея, как это можно осуществить. Когда начались репетиции, я пришёл на одну из них и предложил ребятам, мол, давайте организуем благотворительные показы.

Наши спектакли проводятся совершенно бесплатно. Вход всегда был свободный и денег мы никогда не просили. Была некоторая неуверенность насчёт того, получится ли у нас, но мы решили, что если зрители помогут – то здорово, а нет – так нет. Мы соорудили небольшой ящичек из обычной картонной коробки, склеили, обклеили бумагой для солидности, напечатали надпись о том, что это - благотворительный взнос на помощь детям Червенского психоневрологического дома-интерната. И стали показывать спектакли. Перед каждым спектаклем я освещал, для чего мы делаем всю эту работу, рассказывал о том, что у нас идёт благотворительная кампания по сбору средств и просил пожертвовать, кто сколько может. И люди, кто уже на второй, кто на третий, четвертый, пятый спектакль знали, что спектакль благотворительный, и перед началом выступления в эту коробочку бросали деньги. Среди зрителей были ребята из нашей школы. Обычные дети из разных классов, а свой вклад тоже внесли. Были и взрослые, и родители наших актёров. Некоторые из них бросали приличные суммы. Мы очень всем благодарны.
alt

– А что дальше?

– В итоге мы отыграли театральный сезон и собрали деньги. Но что нужно детям в доме-интернате? С чего начинать? В первый раз ведь это всё организовывали, толком ничего не знали. И тут я случайно в библиотеке на столе заметил брошюрку: Братство в честь святого Спиридона Тримифунтского. Это волонтёрское объединение, и оно помогает шести психоневрологическим интернатам для людей с особенностями развития. Волонтёры устраивают концерты и оказывают материальную помощь. В брошюрке были указаны телефоны и расписано, чем они занимаются. Так я вышел на руководителя братства – брата Сергия. Познакомился с ним по телефону, он приехал к нам в школу и рассказал нашим ребятам и моим однодумцам о себе, о братстве и их деятельности. Всё это заняло часа полтора и всех нас очень заинтересовало. Через пару дней я получил от Сергея письмо по электронной почте со списком необходимых вещей для дома-интерната. Как оказалось, там не хватает элементарных средств личной гигиены, канцелярских принадлежностей и развивающих игрушек. Сергей предложил выбрать какой-нибудь дом-интернат, и мы остановились на Червенском. Он расположен подальше от Минска, и туда приезжает помогать очень мало людей. Это в Минске, так скажем, избалованные посещением интернаты. Вот мы и решили поехать подальше. К тем, кому помощь доходит реже, а стало быть, она нужнее, наверное.

alt

Где-то за неделю закупили все необходимое, старались учитывать разные возрастные категории ребят. Минимум печенья и конфет, максимум нужных вещей, таких как влажные салфетки, мыло, щётки, зубные пасты, ручки, карандаши и так далее. Не забыли и про игрушки, такие как пазлы и раскраски, чтобы дети остались в итоге рады. У меня в кабинете ковёр такой, наверное, 3 на 4 метра. И вот когда мы покупки принесли и сложили, то половину ковра заставили пакетами. В четверг собрались выезжать примерно в час дня, и тут приходит завуч школы и приносит нам ещё столько же пакетов. То есть все наши учителя собрались, скинулись и купили ещё необходимые предметы помощи. Мы сели в машину, а в багажник уместилась только половина накупленного. Пришлось подключить Сергея. Он загрузил в микроавтобус оставшуюся часть, прихватили с собой пару артистов, и мы поехали.

Когда прибыли на место, всё выгрузили, отдали, пошли в актовый зал. Там у нас прошёл небольшой концерт, познакомились с ребятами, пообщались, потанцевали. Мы увидели, какие они доброжелательные. И знаете, что? Очень хорошо было видно то, что им не хватает внимания. Вот тогда мы уже по-настоящему целиком «загорелись» этим делом. Где-то через месяц снова собрались той же компанией, к нам ещё прибавилось несколько человек, и мы опять поехали в Червень. Немного расширили концертную программу, сделали больше музыкальных номеров. А потом начали ездить по другим подобным учреждениям. Ребята и без меня ездили, потому что у меня еще масса разной работы. Они сами созванивались с братством, собирались, где-то встречались и вместе ехали в другие детские дома. В частности, которые находятся под Молодечном.

– Как Вы считаете, повлияли ли эти поездки на тех детей, которые с Вами участвуют в благотворительной деятельности?

– Я хочу сказать, что уже приличное время работаю педагогом, и одним из основных моментов моей работы является именно духовно-нравственное воспитание детей и молодежи. Я не вижу в наше время других вариантов воспитания духовного и нравственного мира этих ребят, кроме как милосердием. Да, конечно, дети меняются, у них формируется совершенно другое мировоззрение после поездок. Они видят, что, оказывается, не всем так хорошо, как им. И уже после этого у них не наблюдается таких реакций, как, бывало: получил, например, двойку по физике и ходит, будто конец света, расстроился, чуть не плачет. Теперь они понимают, что есть люди, которым гораздо хуже. У них есть руки, ноги, голова на плечах, они могут разговаривать, видеть и слышать. У них всё замечательно. А есть другие дети, у которых нет руки или ноги, не могут видеть и говорить, у кого-то церебральный паралич, и им намного тяжелее, особенно в нашем обществе. Поэтому дети запоминают свой опыт общения с другими детьми. Может быть, даже несознательно ставят себя на их место. То, что они увидели в интернатах, сопереживали вместе с этими ребятами – это откладывает определенный отпечаток. Они по-другому начинают относиться друг к другу, к своим близким, и в каком-то роде они меняются в лучшую сторону. Наши педагоги даже замечают, что театральные классы сильно отличается от непрофильных. Вроде бы те же дети, та же школа, тот же район, но они совершенно разные. Кардинально различается атмосфера в классе, и, соответственно, в театральных и обычных классах по-разному проходят уроки. У этих детей есть какая-то способность быстро организоваться, оперативно включиться в работу. Они более серьезно относятся к каким-то вещам в процессе учебы. Можно сказать, что эта деятельность их как-то мобилизует.
alt

– А какие спектакли Вы показываете в учреждениях, в которые ездите?

– Для выезда мы стараемся делать компактные вещи. Сейчас у нас, к примеру, «Адвечная песня» Янки Купалы. Она же, к слову, дала старт нашим благотворительным показам. Она мобильна, «выездная». Еще я сам пишу пьесы для наших ребят. Почему сам? Потому что очень тяжело найти материал для школьников с проблематикой их возраста, чтобы их это волновало, и им по-настоящему было интересно. Ну, и к тому же я своих ребят знаю и имею представление, кому из них что написать. То есть под каждого пишется своя роль, учитывается внешность и определенная душевная фактура. На самом деле очень тяжело найти такую современную драматургию. Да и написать тоже непросто – я не Гоголь, к сожалению.

– Сейчас планируются выезды в рамках благотворительной деятельности?

– Да, сейчас мы планируем с нашей сказкой съездить в Червень, в тот психоневрологический дом-интернат, где мы начинали. Мы пообещали директору, что приедем. Так что они нас ждут. Сейчас пройдут все эти концертные мероприятия, чуть-чуть освободимся и отправимся. Самая большая проблема для нас – найти транспорт. Для того, чтобы выехать, вывезти костюмы, декорации, актеров, нам всегда нужен автобус. Не имея такого транспорта, приходится где-то заказывать, платить самим. Хорошо, если помогут родители хотя бы с микроавтобусом. И то, помещаются только декорации и несколько человек, остальным нужно добираться своим ходом. Хорошо было бы, ели бы у театра был школьный автобус. Получалось бы сделать больше выездов. Так что бывает так, что хочешь сделать благотворительный показ, а транспорта нет, к сожалению.

– Как Вы считаете, насколько сложно сегодня человеку решиться начать помогать другим? Трудно ли это? И если не трудно, то почему мало кто этим занимается?

– Если сказать в общем, то я думаю, что это не сложно. Но из-за этого бешеного ритма современного мира люди не успевают делать добро. Они, к сожалению, постоянно оставляют это на потом. Из-за бешеного ритма и быстрого развития технологий человеку и даже детям сейчас тяжело общаться, контактировать с социумом. Люди стали мало ходить в театры. Если школа заставит и отведёт – тогда да, они идут. А так – сидят всё своё время в интернете, тратят его своеобразно, хотя можно было бы вместо этого куда-нибудь сходить, кому-то помочь.

К сожалению, сейчас очень сложно растормошить общество, заставить его действовать. Его тормошат и приводят в чувство только катаклизмы. Если что-то случается глобальное и страшное, то после этого люди начинают помогать, становятся добрыми. А потом всё постепенно опять сходит на нет.

Я скажу так: если начинать надо день с добра и не бояться действовать, тогда у тебя весь день будет добрым. Улыбнёшься ближнему своему – и настроение будет хорошее.

Евгений Жуковец

Статья размещена в газете «Богадельная, 32».